«Я до сих пор человек здравоохранения…»

Три года назад Марина САСИНА стала заместителем мэра, формально покинув сферу здравоохранения. До этого она десять лет была главным терапевтом Ангарска, с 2008 года возглавляла Управление муниципального здравоохранения. «Но на самом деле выйти из медицины невозможно. Это моё, родное. И люди по-прежнему не отделяют меня от медицинской сферы, до сих пор часто звонят мне напрямую, понимая, что я не смогу не подключиться», - мы разговариваем с Мариной Степановной накануне профессионального дня медицинского работника.
С детства в ответе за «раненых»
- Марина Степановна, вы родились в семье производственников, откуда появилось желание пойти в медицину?
- Да, я родилась в золотопромышленном центре Якутии городе Алдан, где прожила до 10 лет. Мои родители работали в тресте «Алданзолото», и, когда на Памире нашли месторождения этого металла, папу отправили в Таджикистан строить дражное производство. А медицина в моей жизни появилась от тёти, папиной родной сестры, которая работала гинекологом на авиазаводе в Иркутске. Мы к ней часто приезжали в гости. Я к тому же очень на неё похожа внешне. Папа так и говорил: смотрю на тебя и вижу Клавдию. Кстати, когда я сейчас бываю в Иркутске-2, местные жители во мне узнают Клавдию Дмитриевну, настолько мы схожи. Она так любила свою работу, что оперировала до 70 с лишним лет. Получила звание Заслуженного врача. И я с детства себя видела только врачом. Когда мы детьми играли в «войнушку», я уже тогда отвечала за «раненых».
- Родители поддержали ваш выбор?
- Папа был против. Он был очень добрым человеком, безотказным, мы привыкли к тому, что к нам домой постоянно все шли за помощью. И он был глубоко верующим. Нас с братом никогда не воспитывал нотациями. Очень берёг, жалел. Он считал, что врач - это очень ответственная работа, сложная, которой надо заниматься день и ночь. И как любящий отец хотел уберечь меня от этой доли. Но для меня другого выбора не существовало. Хотя я окончила музыкальную школу, увлекалась спортом, играла в гандбол за молодёжную сборную Таджикистана. После очередной победы на соревнованиях нам предложили поступить без экзаменов в любой вуз, кроме медицинского. Я, конечно, поехала поступать в медицинский в Иркутск.
«Сказали: ты нужна здесь!»
- Тогда в медицинский пройти было сложно? Почему вы выбрали терапию?
- Очень сложно было и поступить, и учиться. Мы тогда сразу и учились, и работали, начинали с санитаров. Прошли профессию с самих азов. А терапия - это основа основ. Хороший терапевт должен знать всё, тем более что тогда не было такого медицинского оборудования, как сейчас. Нужны были отличные знания, опыт и интуиция. Честно признаюсь, я очень любила кардиологию. Интернатуру я проходила в ангарской кардиологии под руководством Нины Антоновны КОМАРОВОЙ, низкий ей поклон. Это была потрясающая школа экстренной кардиологии, трудно было невероятно, одна пациентка у нас каждый день пыталась умереть, мы её спасали. Но это стало настолько большим профессиональным опытом для меня, что я до сих пор помню каждый этот день. Там меня как врача научили перестраховываться, ведь любая недооценка в кардиологии может привести к гибели пациента, например, от инфаркта.
 - Почему вы всё-таки не пошли в кардиологию?
- Так получилось. После учёбы меня отправили в 3-ю поликлинику. Сказали: ты нужна здесь. Мы же все хотели в стационар. В поликлинике всегда сложнее. Ты один на один с пациентом, решение приходится принимать самому и сразу. Времени на это минимум, ответственность большая, важно не ошибиться. Позже нас с подружкой перевели в цеховую службу электромеханического завода, на каждую пришлось по полколлектива заводчан, почти по три тысячи человек. Нагрузка была сумасшедшая. Сколько бы человек ни обратилось, всех нужно принять. Мы часто приём заканчивали в девять, половине десятого вечера. Пока до общежития, где жили, доберёшься, уже дверь входная закрыта на ключ. Вахтёрша говорит: где гуляли, туда и возвращайтесь. Поэтому мне странно слышать жалобы сегодняшних молодых докторов на нагрузку. Сегодня она вся чётко нормирована, оплачивается.
- Вы очень рано стали руководителем, и 30 лет не было…
 - Да, дочке Инне тогда всего полтора годика исполнилось. Да я и в декрете не сидела, всё время работала. А когда заведующей поликлиникой БСМП предложили стать, в ясли она у меня пошла.
- Трудно было? Говорят, что вы каждую санитарку по имени знали?
- Трудно, но учителя у меня были очень хорошие, понимали и помогали. Тогда главным врачом БСМП была Валентина Дмитриевна ТАЛДОНОВА. Благодарю за всё! Коллектив был сплочённый. Я вам честно скажу, со мной работать нелегко. Я очень требовательна и к себе, и к людям. Потому что есть определённые цели и задачи. У меня есть правило: не работать с друзьями или родственниками, нельзя путать работу и личную жизнь. Я всегда говорила подчинённым: какой бы ситуация ни была, пациент всегда прав. Все люди разные. Даже если он пришёл раздражённый и зло своё на тебе сорвал. Каждый врач должен быть психологом и не поддаваться на провокации. Любой конфликт лучше не разжигать изначально.
Куда пациент, туда и деньги
- Вы стояли у истоков МАНО. Создавали альтернативную медицину в Ангарске.
- В какой-то момент работы в государственном здравоохранении пришло осознание, что не всё устраивает, что не нравится принцип «всех под одну гребёнку», и что хочется у нас здесь создать лечебное заведение нового типа. Так появилась идея МАНО - многопрофильной поликлиники.
- Сейчас много споров на тему, допускать ли частные клиники до государственного финансирования через систему ОМС. На ваш взгляд, это справедливо?
- Справедливо, когда у человека есть выбор, куда обратиться за медицинской помощью. А как только он такой выбор сделал, за ним должны идти деньги - в то учреждение, где ему более качественно оказали медицинскую помощь. Здоровая конкуренция должна быть и в медицине. Если у человека нет выбора - это сдерживающий фактор для развития медицины. Кстати, мнение о том, что все частники мечтают работать в ОМС, ошибочно. Потому что это сложно, за государственным финансированием идут жесточайшие проверки, постоянный контроль, высокие штрафы в случае даже минимальных нарушений.
- Говорят, что медики, как люди циничные, сами за своим здоровьем не следят. Это правда?
- Я бы отнесла это утверждение не к медикам, а к своему поколению в целом. В нас не воспитали культуру заботы о себе. Некогда было думать о личном, надо было работать. Даже медицинское обслуживание на предприятиях воспринималось как мера принудительная. Как врач вам говорю, что высокая смертность сегодня - результат поздней диагностики. Современные методики позволяют вылечить большинство заболеваний, в том числе онкологических. Обязательно проходите диспансеризацию, обследуйтесь, приучайте к этому своих детей.
- Дочь ваша пошла по вашим стопам?
- Да, Инна решила стать медиком. Я переживала, хватит ли ей усидчивости, ведь она очень энергичная, а профессия всё-таки трудная; боялась, что разочаруется. Зря боялась. Вуз закончила, три года участковым терапевтом отработала. Сегодня дочь в декрете. А у меня есть двухлетняя внучка и двухмесячный внук.
- Какая вы бабушка?
- Самая счастливая! Я сразу сказала дочери: я их буду только любить, а воспитанием занимайтесь сами.
- Что хотите сказать своим коллегам медикам накануне профессионального праздника?
- Что я их безумно люблю, ценю! Каждый медик заслуживает слов благодарности. Благодарна всем за их нелёгкий, но очень важный труд! Особенно моим учителям - самый низкий поклон. Это были настоящие наставники.
Елена ДМИТРИЕВА, фото Любови ЗУБКОВОЙ